Израиль отмечает День Катастрофы и героизма евреев

В Израиле проходят траурные мероприятия по случаю Дня Катастрофы и героизма. В этом году церемонии посвящены 70-й годовщине восстания в Варшавском гетто.
Мама вчера попросила меня распечатать стихи. Я их видела в первый раз. Хочу поделиться.

Знаменитое стихотворение Маргариты Алигер, отрывок из поэмы «Твоя победа».
Это стихотворение передавалось из рук в руки, переписывалось, перечитывалось, заучивалось наизусть, о нем знали все, кто имел отношение к еврейству, ибо оно очень точно выразило мысли и чувства подавляющего большинства евреев, и оно было проявлением еврейского самосознания в исторический момент его безжалостного попрания.

...Разжигая печь и руки грея,
наскоро устраиваясь жить,
мать моя сказала: «Мы евреи.
Как ты смела это позабыть?»

Да, я смела, - понимаешь? – смела.
Было так безоблачно вокруг.
Я об этом вспомнить не успела, -
с детства было как-то недосуг.

Родины себе не выбирают.
Начиная видеть и дышать,
родину на свете получают
непреложно, как отца и мать.

Было трудно, может быть, труднее,
только мне на всё достанет сил.
Разве может быть земля роднее
той земли, что верил и любил,

той земли, которая взрастила,
стать большой и гордой помогла?
Это правда, мама, я забыла,
я совсем представить не могла,
что глядеть на небо голубое
можно только исподволь, тайком,
потому что это нас с тобою
гонят на Треблинку босиком,
душат газом, в душегубках губят,
жгут, стреляют, вешают и рубят,
смешивают с грязью и песком.

«Мы – народ, во прахе распростёртый,
мы – народ, повергнутый врагом»...
Почему? За что? Какого чёрта?
Мой народ, я знаю о другом.

Знаю я поэтов и учёных
разных стран, наречий и веков,
по-ребячьи жизнью увлечённых,
благодарных, грустных шутников.

Лорелея, девушка на Рейне,
старых струй зелёный полутон.
В чём мы провинились, Генрих Гейне?
Чем не угодили, Мендельсон?

Я спрошу и Маркса и Эйнштайна,
что великой мудростью полны, -
может, им открылась эта тайна
нашей перед вечностью вины?

Милые полотна Левитана –
доброе свечение берёз,
Чарли Чаплин с бледного экрана, -
вы ответьте мне на мой вопрос:

разве всё, чем были мы богаты,
мы не роздали без лишних слов?
Чем же мы пред миром виноваты,
Эренбург, Багрицкий и Светлов?

Жили щедро, не тая талантов,
не жалея лучших сил души.
Я спрошу врачей и музыкантов,
тружеников малых и больших.

Я спрошу потомков Маккавеев,
кровных сыновей своих отцов,
тысячи воюющих евреев –
русских командиров и бойцов.

Отвечайте мне во имя чести
племени, гонимого в веках,
мальчики, пропавшие без вести,
мальчики, погибшие в боях.

Вековечный запах униженья,
причитанья матерей и жён.
В смертных лагерях уничтоженья
мой народ расстрелян и сожжён.

Танками раздавленные дети,
этикетка «Jud» и кличка «жид».
Нас уже почти что нет на свете,
но мы знаем, время воскресит.

Мы – евреи. Сколько в этом слове
горечи и беспокойных лет.
Я не знаю, есть ли голос крови,
только знаю: есть у крови цвет.

Этим цветом землю обагрила
сволочь, заклеймённая в веках,
и людская кровь заговорила
в смертный час на многих языках.

Вот теперь я слышу голос крови,
смертный стон народа моего.
Всё слышней, всё ближе, всё суровей
истовый подземный зов его.

Голос крови. Тесно слита вместе
наша несмываемая кровь,
и одна у нас дорога мести,
и едины ярость и любовь...

1945

ответ Pашкована Aлигер
Михаил Рашкован

"В чем мы виноваты,Генрих Гейне?
Чем не угодил им Мендельсон?
Нас уже почти что нет на свете,
Нас уже ничто не оживит..."

На Ваш вопрос ответить не умея,
Сказал бы я: нам беды суждены.
Мы виноваты в том, что мы - евреи.
Мы виноваты в том, что мы умны.

Мы виноваты в том, что наши дети
Стремятся к знаньям, к мудрости земной.
И в том, что мы рассеяны по свету
И не имеем родины одной.

Нас сотни тысяч, жизни не жалея,
Прошли бои, достойные легенд,
Чтоб после слышать:«Эти кто? – Евреи!-
Они в тылу сражались за Ташкент!»

Чтоб после мук и пыток Освенцима,
Кто смертью был случайно позабыт,
Кто потерял всех близких и любимых,
Услышать вновь: «Вас мало били, жид!»

Не любят нас за то, что мы - евреи,
Что наша ВЕРА – остов многих вер…
Но я горжусь, горжусь, а не жалею,
Что я еврей, товарищ Алигер!

Нам не забыть: средь самых ненавистных
Первейшими с жестокостью тупой
Эсесовцы "жидов" и "коммунистов"
В Майданек угоняли на убой...

А наши дети гибли вместе с нами
У матерей несчастных на руках,
Протягивая ручки к нам сквозь пламя ,
Кричали: "Мама! Мама!" и слезами
Лишь ярость вызывали в палачах...

Нас удушить хотели в грязных гетто,
Замучить в тюрьмах, в реках утопить,
Но несмотря, но несмотря на это,
Товарищ Алигер,- мы будем жить!

Мы будем жить! И мы еще сумеем,
Талантами сверкая, доказать,
Что наш народ - гонимые евреи -
Имеет право жить и процветать!

Нам кровь и слезы дали это право,
Благословили жертвы из могил,
Чтоб наш народ для подвигов, для славы,
Для новой жизни сердце возродил!

Народ бессмертен! Новых Макковеев
Он породит грядущему в пример...
Да! Я горжусь! Горжусь, а не жалею,
Что я еврей, товарищ Алигер!

1947



Комментарии

Роза, спасибо за стихи реверанс реверанс реверанс
Большая боль в этих стихах плачу Светлая память всем, кто погиб в этой чудовищной войне роза

роза

Присоединяюсь: вечная память всем погибшим в этой чудовищной войне.
И еще: не понимаю, как можно делить людей по национальностям и уничтожать только за то, что ты еврей/цыган/араб/индус/негр... Дикость и средневековье. Пусть это никогда не повторится в будущем.

Спасибо за стихи, Роза! Мира всем. роза роза роза

Спасибо вам за комментарии! роза

Розочка, спасибо за стихи! Берут за душу.

роза роза роза

спасибо

комок в горле ,когда читаю,светла память все погибшим, ангел роза

Спасибо вам, что не проходите мимо роза

роза роза роза

Да... Мира всем не помешает. У меня муж еврей, ну и дети, соответсвтвенно половинки... Не дай бог повторения!

Роза, спасибо. Пусть светит солнце в мирном небе над всеми!

Спасибо, Роза!

Роза, спасибо. Хочется МИРА во всём Мире. Светлая память погибшим роза роза

Не смогла даже дочитать до конца. плачу

Изображение пользователя evirina.

печаль

спасибо читаю

Роза, спасибо! Читаю и слезы из глаз. плачу В нашем роду много национальностей, две внучки евреечки(очень любимые), во мне цыганская, русская, украинская, в муже еще и татарская, мы просто земляне. Делят людей на национальности жулики-нелюди, им надо как-то управлять и иметь с этого свой интерес. Душа у человека вечная и приходит на землю много раз и вселяется в тела разных национальностей, кто изучает эзотерику, тот это знает. Я за образованность общества, глупость делают все вместе, а отвечать перед Богом каждый будет в отдельности.

Роза спасибо просто читать не возможно,слёзы накатываются.Светлая память всем ушедшим и не только в той войне,вот эти слова вообще запали

На Ваш вопрос ответить не умея,
Сказал бы я: нам беды суждены.
Мы виноваты в том, что мы - евреи.
Мы виноваты в том, что мы умны. [more]

Мы виноваты в том, что наши дети
Стремятся к знаньям, к мудрости земной.
И в том, что мы рассеяны по свету
И не имеем родины одной.

спасибо Спасибо за стих.

Мороз по коже... Роза, спасибо!

Спасибо вам! У меня сегодня целый день комок в горле.

Роза, спасибо! Читаю со слезами на глазах.

Тоже не дочитала до конца ... плачу Спасибо, Роза

Розочка, спасибо что напомнили эти прекрасные стихи! роза роза роза

Слезы в глазах... Очень это жутко думать о той войне... думать о том сколько людей погибло потому что были не такие как другие плачу

do slez...

Спасибо вам, мои милые, за участие и за комментарии роза

Спасибо за напоминание! Читаю, и слезы льются.

Роза, спасибо. Очень тяжело читать, но дочитала. Светлая память всем сгинувшим в этой зловещей войне. плачу
Что наша ВЕРА – остов многих вер… - очень правильно.

Меня, в свое время, очень зацепила одна история, после которой, как и после стихов, ком в горле стоял неделю:

Недавно знакомый писатель рассказал мне об этом удивительную историю. Писатель этот вырос в Латвии и хорошо говорит по-латышски. Вскоре после войны он ехал из Риги на Взморье на электричке. Против него в вагоне сидел старый, спокойный и мрачный латыш. Не знаю, с чего начался их разговор, во время которого старик рассказал одну историю.
-- Вот слушайте,-- сказал старик.-- Я живу на окраине Риги. Перед
войной рядом с моим домом поселился какой-то человек. Он был очень плохой человек. Я бы даже сказал, он был бесчестный и злой человек. Он занимался спекуляцией. Вы сами знаете, что у таких людей, нет ни сердца, ни чести. Некоторые говорят, что спекуляция -- это просто обогащение. Но на чем? На человеческом горе, на слезах детей и реже всего -- на нашей жадности". Он спекулировал вместе со своей женой. Да... И вот немцы заняли Ригу и согнали всех евреев в "гетто" с тем, чтобы часть, убить, а часть просто уморить с голоду. Все "гетто" было оцеплено, и выйти оттуда не могла даже кошка.
Кто приближался на пятьдесят шагов к часовым, того убивали на месте. Евреи, особенно дети, умирали сотнями каждый день, и вот тогда у моего соседа появилась удачная мысль -- нагрузить фуру картошкой, "дать в руку" немецкому часовому, проехать в "гетто" и там обменять картошку на драгоценности. Их, говорили, много еще осталось на руках у запертых в "гетто" евреев. Так он и сделал, Перед отъездом он встретил меня на улице, и вы только послушайте, что он сказал. "Я буду,-- сказал он,-- менять картошку только тем женщинам, у которых есть дети".
-- Почему?-- спросил я.
-- А потому, что они ради детей готовы на все и я на этом заработаю втрое больше.

Я промолчал, но мне это тоже недешево обошлось. Видите?
Латыш вынул изо рта потухшую трубку и показал на свои зубы. Нескольких зубов не хватало.
-- Я промолчал, но так сжал зубами свою трубку, что сломал и ее, и два своих зуба. Говорят, что кровь бросается в голову. Не знаю. Мне кровь бросилась не в голову, а в руки, в кулаки. Они стали такие тяжелые, будто их налили железом. И если бы он тотчас же не ушел, то я, может быть, убил бы его одним ударом. Он, кажется, догадался об этом, потому что отскочил от меня и оскалился, как хорек... Но это не важно. Ночью он нагрузил свою фуру мешками с картошкой и поехал в Ригу в "гетто". Часовой остановил его, но, вы знаете, дурные люди понимают друг друга с одного взгляда. Он дал часовому взятку, и тот оказал ему: "Ты глупец. Проезжай, но у них ничего не осталось, кроме пустых животов. И ты уедешь обратно со своей гнилой картошкой. Могу идти на пари".
В "гетто" он заехал во двор большого дома. Женщины и дети окружили его фуру с картошкой. Они молча смотрели, как он развязывает первый мешок. Одна женщина стояла с мертвым мальчиком на руках и протягивала на ладони разбитые золотые часы. "Сумасшедшая! -- вдруг закричал этот человек.--Зачем тебе картошка, когда он у тебя уже мертвый! Отойди!" Он сам рассказывал потом, что не знает -- как это с ним тогда случилось. Он стиснул зубы, начал рвать завязки у мешков и высыпать картошку на землю. "Скорей! -- закричал он женщинам.-- Давайте детей. Я вывезу их. Но только пусть не шевелятся и молчат. Скорей!" Матери, торопясь, начали прятать испуганных детей в мешки, а он крепко завязывал их. Вы понимаете, у женщин не было времени, чтобы даже поцеловать детей. А они ведь знали, что больше их не увидят. Он нагрузил полную фуру мешками с детьми, по сторонам оставил несколько мешков с картошкой и поехал. Женщины целовали грязные колеса его фуры, а он ехал, не оглядываясь. Он во весь голос понукал лошадей, боялся, что кто-нибудь из детей заплачет и выдаст всех. Но дети молчали.
Знакомый часовой заметил его издали и крикнул: "Ну что? Я же тебе говорил, что ты глупец. Выкатывайся со своей вонючей картошкой, пока не пришел лейтенант".
Он проехал мимо часового, ругая последними словами этих нищих евреев и их проклятых детей. Он не заезжал домой, а прямо поехал по глухим проселочным дорогам в леса за Тукумсом, где стояли наши партизаны, сдал им детей, и партизаны спрятали их в безопасное место. Жене он сказал, что немцы отобрали у него картошку и продержали под арестом двое суток. Когда окончилась война, он развелся с женой и уехал из Риги.
Старый латыш помолчал.
-- Теперь я думаю,-- сказал он и впервые улыбнулся,-- что было бы плохо, если бы я не сдержался и убил бы его кулаком.

Константин Георгиевич Паустовский

Сижу плачу на работе

Вот тоже поучительная история, видно деньги не полностью взяли власть над душой этого ростовщика. Бог нас испытывает на разные ситуации. Все таки самое дорогое у человека ДУША. читаю вздох

спасибо , Розочка.

Смотрела фильм "Пианист"Тоже впечатлило. спасибо