То, о чём не пишут нигде...

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить.
«Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи… Уходи… У тебя еще две младших сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами…». Правда про женщин на войне, о которой не писали в газетах…
Ко Дню Победы блогер radulova опубликовала воспоминания женщин-ветеранов из книги Светланы Алексиевич.
“Ехали много суток… Вышли с девочками на какой-то станции с ведром, чтобы воды набрать. Оглянулись и ахнули: один за одним шли составы, и там одни девушки. Поют. Машут нам – кто косынками, кто пилотками. Стало понятно: мужиков не хватает, полегли они, в земле. Или в плену. Теперь мы вместо них… Мама написала мне молитву. Я положила ее в медальон. Может, и помогло – я вернулась домой. Я перед боем медальон целовала…”
“Один раз ночью разведку боем на участке нашего полка вела целая рота. К рассвету она отошла, а с нейтральной полосы послышался стон. Остался раненый. “Не ходи, убьют, – не пускали меня бойцы, – видишь, уже светает”. Не послушалась, поползла. Нашла раненого, тащила его восемь часов, привязав ремнем за руку. Приволокла живого. Командир узнал, объявил сгоряча пять суток ареста за самовольную отлучку. А заместитель командира полка отреагировал по-другому: “Заслуживает награды”. В девятнадцать лет у меня была медаль “За отвагу”. В девятнадцать лет поседела. В девятнадцать лет в последнем бою были прострелены оба легких, вторая пуля прошла между двух позвонков. Парализовало ноги… И меня посчитали убитой… В девятнадцать лет… У меня внучка сейчас такая. Смотрю на нее – и не верю. Дите!”
“У меня было ночное дежурство… Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан… Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет… Не дотянет до утра… Спрашиваю его: “Ну, как? Чем тебе помочь?” Никогда не забуду… Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: “Расстегни халат… Покажи мне свою грудь… Я давно не видел жену…” Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице…”
“И когда он появился третий раз, это же одно мгновенье – то появится, то скроется, – я решила стрелять. Решилась, и вдруг такая мысль мелькнула: это же человек, хоть он враг, но человек, и у меня как-то начали дрожать руки, по всему телу пошла дрожь, озноб. Какой-то страх… Ко мне иногда во сне и сейчас возвращается это ощущение… После фанерных мишеней стрелять в живого человека было трудно. Я же его вижу в оптический прицел, хорошо вижу. Как будто он близко… И внутри у меня что-то противится… Что-то не дает, не могу решиться. Но я взяла себя в руки, нажала спусковой крючок… Не сразу у нас получилось. Не женское это дело – ненавидеть и убивать. Не наше… Надо было себя убеждать. Уговаривать…”
“И девчонки рвались на фронт добровольно, а трус сам воевать не пойдет. Это были смелые, необыкновенные девчонки. Есть статистика: потери среди медиков переднего края занимали второе место после потерь в стрелковых батальонах. В пехоте. Что такое, например, вытащить раненого с поля боя? Я вам сейчас расскажу… Мы поднялись в атаку, а нас давай косить из пулемета. И батальона не стало. Все лежали. Они не были все убиты, много раненых. Немцы бьют, огня не прекращают. Совсем неожиданно для всех из траншеи выскакивает сначала одна девчонка, потом вторая, третья… Они стали перевязывать и оттаскивать раненых, даже немцы на какое-то время онемели от изумления. К часам десяти вечера все девчонки были тяжело ранены, а каждая спасла максимум два-три человека. Награждали их скупо, в начале войны наградами не разбрасывались. Вытащить раненого надо было вместе с его личным оружием. Первый вопрос в медсанбате: где оружие? В начале войны его не хватало. Винтовку, автомат, пулемет – это тоже надо было тащить. В сорок первом был издан приказ номер двести восемьдесят один о представлении к награждению за спасение жизни солдат: за пятнадцать тяжелораненых, вынесенных с поля боя вместе с личным оружием – медаль “За боевые заслуги”, за спасение двадцати пяти человек – орден Красной Звезды, за спасение сорока – орден Красного Знамени, за спасение восьмидесяти – орден Ленина. А я вам описала, что значило спасти в бою хотя бы одного… Из-под пуль…”
“Что в наших душах творилось, таких людей, какими мы были тогда, наверное, больше никогда не будет. Никогда! Таких наивных и таких искренних. С такой верой! Когда знамя получил наш командир полка и дал команду: “Полк, под знамя! На колени!”, все мы почувствовали себя счастливыми. Стоим и плачем, у каждой слезы на глазах. Вы сейчас не поверите, у меня от этого потрясения весь мой организм напрягся, моя болезнь, а я заболела “куриной слепотой”, это у меня от недоедания, от нервного переутомления случилось, так вот, моя куриная слепота прошла. Понимаете, я на другой день была здорова, я выздоровела, вот через такое потрясение всей души…”
“Меня ураганной волной отбросило к кирпичной стене. Потеряла сознание… Когда пришла в себя, был уже вечер. Подняла голову, попробовала сжать пальцы – вроде двигаются, еле-еле продрала левый глаз и пошла в отделение, вся в крови. В коридоре встречаю нашу старшую сестру, она не узнала меня, спросила: “Кто вы? Откуда?” Подошла ближе, ахнула и говорит: “Где тебя так долго носило, Ксеня? Раненые голодные, а тебя нет”. Быстро перевязали голову, левую руку выше локтя, и я пошла получать ужин. В глазах темнело, пот лился градом. Стала раздавать ужин, упала. Привели в сознание, и только слышится: “Скорей! Быстрей!” И опять – “Скорей! Быстрей!” Через несколько дней у меня еще брали для тяжелораненых кровь”.
“Мы же молоденькие совсем на фронт пошли. Девочки. Я за войну даже подросла. Мама дома померила… Я подросла на десять сантиметров…”
“Организовали курсы медсестер, и отец отвел нас с сестрой туда. Мне – пятнадцать лет, а сестре – четырнадцать. Он говорил: “Это все, что я могу отдать для победы. Моих девочек…” Другой мысли тогда не было. Через год я попала на фронт…”
“У нашей матери не было сыновей… А когда Сталинград был осажден, добровольно пошли на фронт. Все вместе. Вся семья: мама и пять дочерей, а отец к этому времени уже воевал…”
“Меня мобилизовали, я была врач. Я уехала с чувством долга. А мой папа был счастлив, что дочь на фронте. Защищает Родину. Папа шел в военкомат рано утром. Он шел получать мой аттестат и шел рано утром специально, чтобы все в деревне видели, что дочь у него на фронте…”
. “Помню, отпустили меня в увольнение. Прежде чем пойти к тете, я зашла в магазин. До войны страшно любила конфеты. Говорю: - Дайте мне конфет. Продавщица смотрит на меня, как на сумасшедшую. Я не понимала: что такое – карточки, что такое – блокада? Все люди в очереди повернулись ко мне, а у меня винтовка больше, чем я. Когда нам их выдали, я посмотрела и думаю: “Когда я дорасту до этой винтовки?” И все вдруг стали просить, вся очередь: - Дайте ей конфет. Вырежьте у нас талоны. И мне дали”.
“И у меня впервые в жизни случилось… Наше… Женское… Увидела я у себя кровь, как заору: - Меня ранило… В разведке с нами был фельдшер, уже пожилой мужчина. Он ко мне: - Куда ранило? - Не знаю куда… Но кровь… Мне он, как отец, все рассказал… Я ходила в разведку после войны лет пятнадцать. Каждую ночь. И сны такие: то у меня автомат отказал, то нас окружили. Просыпаешься – зубы скрипят. Вспоминаешь – где ты? Там или здесь?”
“Уезжала я на фронт материалисткой. Атеисткой. Хорошей советской школьницей уехала, которую хорошо учили. А там… Там я стала молиться… Я всегда молилась перед боем, читала свои молитвы. Слова простые… Мои слова… Смысл один, чтобы я вернулась к маме и папе. Настоящих молитв я не знала, и не читала Библию. Никто не видел, как я молилась. Я – тайно. Украдкой молилась. Осторожно. Потому что… Мы были тогда другие, тогда жили другие люди. Вы – понимаете?”
“Формы на нас нельзя было напастись: всегда в крови. Мой первый раненый – старший лейтенант Белов, мой последний раненый – Сергей Петрович Трофимов, сержант минометного взвода. В семидесятом году он приезжал ко мне в гости, и дочерям я показала его раненую голову, на которой и сейчас большой шрам. Всего из-под огня я вынесла четыреста восемьдесят одного раненого. Кто-то из журналистов подсчитал: целый стрелковый батальон… Таскали на себе мужчин, в два-три раза тяжелее нас. А раненые они еще тяжелее. Его самого тащишь и его оружие, а на нем еще шинель, сапоги. Взвалишь на себя восемьдесят килограммов и тащишь. Сбросишь… Идешь за следующим, и опять семьдесят-восемьдесят килограммов… И так раз пять-шесть за одну атаку. А в тебе самой сорок восемь килограммов – балетный вес. Сейчас уже не верится…”
“Я потом стала командиром отделения. Все отделение из молодых мальчишек. Мы целый день на катере. Катер небольшой, там нет никаких гальюнов. Ребятам по необходимости можно через борт, и все. Ну, а как мне? Пару раз я до того дотерпелась, что прыгнула прямо за борт и плаваю. Они кричат: “Старшина за бортом!” Вытащат. Вот такая элементарная мелочь… Но какая это мелочь? Я потом лечилась…
“Вернулась с войны седая. Двадцать один год, а я вся беленькая. У меня тяжелое ранение было, контузия, я плохо слышала на одно ухо. Мама меня встретила словами: “Я верила, что ты придешь. Я за тебя молилась день и ночь”. Брат на фронте погиб. Она плакала: “Одинаково теперь – рожай девочек или мальчиков”.
“А я другое скажу… Самое страшное для меня на войне – носить мужские трусы. Вот это было страшно. И это мне как-то… Я не выражусь… Ну, во-первых, очень некрасиво… Ты на войне, собираешься умереть за Родину, а на тебе мужские трусы. В общем, ты выглядишь смешно. Нелепо. Мужские трусы тогда носили длинные. Широкие. Шили из сатина. Десять девочек в нашей землянке, и все они в мужских трусах. О, Боже мой! Зимой и летом. Четыре года… Перешли советскую границу… Добивали, как говорил на политзанятиях наш комиссар, зверя в его собственной берлоге. Возле первой польской деревни нас переодели, выдали новое обмундирование и… И! И! И! Привезли в первый раз женские трусы и бюстгальтеры. За всю войну в первый раз. Ха-а-а… Ну, понятно… Мы увидели нормальное женское белье… Почему не смеешься? Плачешь… Ну, почему?”
“В восемнадцать лет на Курской Дуге меня наградили медалью “За боевые заслуги” и орденом Красной Звезды, в девятнадцать лет – орденом Отечественной войны второй степени. Когда прибывало новое пополнение, ребята были все молодые, конечно, они удивлялись. Им тоже по восемнадцать-девятнадцать лет, и они с насмешкой спрашивали: “А за что ты получила свои медали?” или “А была ли ты в бою?” Пристают с шуточками: “А пули пробивают броню танка?” Одного такого я потом перевязывала на поле боя, под обстрелом, я и фамилию его запомнила – Щеголеватых. У него была перебита нога. Я ему шину накладываю, а он у меня прощения просит: “Сестричка, прости, что я тебя тогда обидел…”
“Замаскировались. Сидим. Ждем ночи, чтобы все-таки сделать попытку прорваться. И лейтенант Миша Т., комбат был ранен, и он выполнял обязанности комбата, лет ему было двадцать, стал вспоминать, как он любил танцевать, играть на гитаре. Потом спрашивает: - Ты хоть пробовала? - Чего? Что пробовала? – А есть хотелось страшно. - Не чего, а кого… Бабу! А до войны пирожные такие были. С таким названием. - Не-е-ет… - И я тоже еще не пробовал. Вот умрешь и не узнаешь, что такое любовь… Убьют нас ночью… - Да пошел ты, дурак! – До меня дошло, о чем он. Умирали за жизнь, еще не зная, что такое жизнь. Обо всем еще только в книгах читали. Я кино про любовь любила…”
“Она заслонила от осколка мины любимого человека. Осколки летят – это какие-то доли секунды… Как она успела? Она спасла лейтенанта Петю Бойчевского, она его любила. И он остался жить. Через тридцать лет Петя Бойчевский приехал из Краснодара и нашел меня на нашей фронтовой встрече, и все это мне рассказал. Мы съездили с ним в Борисов и разыскали ту поляну, где Тоня погибла. Он взял землю с ее могилы… Нес и целовал… Было нас пять, конаковских девчонок… А одна я вернулась к маме…”
“Был организован Отдельный отряд дымомаскировки, которым командовал бывший командир дивизиона торпедных катеров капитан-лейтенант Александр Богданов. Девушки, в основном, со средне-техническим образованием или после первых курсов института. Наша задача – уберечь корабли, прикрывать их дымом. Начнется обстрел, моряки ждут: “Скорей бы девчата дым повесили. С ним поспокойнее”. Выезжали на машинах со специальной смесью, а все в это время прятались в бомбоубежище. Мы же, как говорится, вызывали огонь на себя. Немцы ведь били по этой дымовой завесе…”
“Перевязываю танкиста… Бой идет, грохот. Он спрашивает: “Девушка, как вас зовут?” Даже комплимент какой-то. Мне так странно было произносить в этом грохоте, в этом ужасе свое имя – Оля”.
“И вот я командир орудия. И, значит, меня – в тысяча триста пятьдесят седьмой зенитный полк. Первое время из носа и ушей кровь шла, расстройство желудка наступало полное… Горло пересыхало до рвоты… Ночью еще не так страшно, а днем очень страшно. Кажется, что самолет прямо на тебя летит, именно на твое орудие. На тебя таранит! Это один миг… Сейчас он всю, всю тебя превратит ни во что. Все – конец!”
“И пока меня нашли, я сильно отморозила ноги. Меня, видимо, снегом забросало, но я дышала, и образовалось в снегу отверстие… Такая трубка… Нашли меня санитарные собаки. Разрыли снег и шапку-ушанку мою принесли. Там у меня был паспорт смерти, у каждого были такие паспорта: какие родные, куда сообщать. Меня откопали, положили на плащ-палатку, был полный полушубок крови… Но никто не обратил внимания на мои ноги… Шесть месяцев я лежала в госпитале. Хотели ампутировать ногу, ампутировать выше колена, потому что начиналась гангрена. И я тут немножко смалодушничала, не хотела оставаться жить калекой. Зачем мне жить? Кому я нужна? Ни отца, ни матери. Обуза в жизни. Ну, кому я нужна, обрубок! Задушусь…”
“Там же получили танк. Мы оба были старшими механиками-водителями, а в танке должен быть только один механик-водитель. Командование решило назначить меня командиром танка “ИС-122″, а мужа – старшим механиком-водителем. И так мы дошли до Германии. Оба ранены. Имеем награды. Было немало девушек-танкисток на средних танках, а вот на тяжелом – я одна”. “Нам сказали одеть все военное, а я метр пятьдесят. Влезла в брюки, и девочки меня наверху ими завязали”.
“Пока он слышит… До последнего момента говоришь ему, что нет-нет, разве можно умереть. Целуешь его, обнимаешь: что ты, что ты? Он уже мертвый, глаза в потолок, а я ему что-то еще шепчу… Успокаиваю… Фамилии вот стерлись, ушли из памяти, а лица остались… ”
“У нас попала в плен медсестра… Через день, когда мы отбили ту деревню, везде валялись мертвые лошади, мотоциклы, бронетранспортеры. Нашли ее: глаза выколоты, грудь отрезана… Ее посадили на кол… Мороз, и она белая-белая, и волосы все седые. Ей было девятнадцать лет. В рюкзаке у нее мы нашли письма из дома и резиновую зеленую птичку. Детскую игрушку…”
“Под Севском немцы атаковали нас по семь-восемь раз в день. И я еще в этот день выносила раненых с их оружием. К последнему подползла, а у него рука совсем перебита. Болтается на кусочках… На жилах… В кровище весь… Ему нужно срочно отрезать руку, чтобы перевязать. Иначе никак. А у меня нет ни ножа, ни ножниц. Сумка телепалась-телепалась на боку, и они выпали. Что делать? И я зубами грызла эту мякоть. Перегрызла, забинтовала… Бинтую, а раненый: “Скорей, сестра. Я еще повоюю”. В горячке…”
“Я всю войну боялась, чтобы ноги не покалечило. У меня красивые были ноги. Мужчине – что? Ему не так страшно, если даже ноги потеряет. Все равно – герой. Жених! А женщину покалечит, так это судьба ее решится. Женская судьба…”
“Мужчины разложат костер на остановке, трясут вшей, сушатся. А нам где? Побежим за какое-нибудь укрытие, там и раздеваемся. У меня был свитерочек вязаный, так вши сидели на каждом миллиметре, в каждой петельке. Посмотришь, затошнит. Вши бывают головные, платяные, лобковые… У меня были они все…”
“Под Макеевкой, в Донбассе, меня ранило, ранило в бедро. Влез вот такой осколочек, как камушек, сидит. Чувствую – кровь, я индивидуальный пакет сложила и туда. И дальше бегаю, перевязываю. Стыдно кому сказать, ранило девчонку, да куда – в ягодицу. В попу… В шестнадцать лет это стыдно кому-нибудь сказать. Неудобно признаться. Ну, и так я бегала, перевязывала, пока не потеряла сознание от потери крови. Полные сапоги натекло…”
“Приехал врач, сделали кардиограмму, и меня спрашивают: - Вы когда перенесли инфаркт? - Какой инфаркт? - У вас все сердце в рубцах. А эти рубцы, видно, с войны. Ты заходишь над целью, тебя всю трясет. Все тело покрывается дрожью, потому что внизу огонь: истребители стреляют, зенитки расстреливают… Летали мы в основном ночью. Какое-то время нас попробовали посылать на задания днем, но тут же отказались от этой затеи. Наши “По-2″ подстреливали из автомата… Делали до двенадцати вылетов за ночь. Я видела знаменитого летчика-аса Покрышкина, когда он прилетал из боевого полета. Это был крепкий мужчина, ему не двадцать лет и не двадцать три, как нам: пока самолет заправляли, техник успевал снять с него рубашку и выкрутить. С нее текло, как будто он под дождем побывал. Теперь можете легко себе представить, что творилось с нами. Прилетишь и не можешь даже из кабины выйти, нас вытаскивали. Не могли уже планшет нести, тянули по земле”.
“Мы стремились… Мы не хотели, чтобы о нас говорили: “Ах, эти женщины!” И старались больше, чем мужчины, мы еще должны были доказать, что не хуже мужчин. А к нам долго было высокомерное, снисходительное отношение: “Навоюют эти бабы…”
“Три раза раненая и три раза контуженная. На войне кто о чем мечтал: кто домой вернуться, кто дойти до Берлина, а я об одном загадывала – дожить бы до дня рождения, чтобы мне исполнилось восемнадцать лет. Почему-то мне страшно было умереть раньше, не дожить даже до восемнадцати. Ходила я в брюках, в пилотке, всегда оборванная, потому что всегда на коленках ползешь, да еще под тяжестью раненого. Не верилось, что когда-нибудь можно будет встать и идти по земле, а не ползти. Это мечта была! Приехал как-то командир дивизии, увидел меня и спрашивает: “А что это у вас за подросток? Что вы его держите? Его бы надо послать учиться”.
“Мы были счастливы, когда доставали котелок воды вымыть голову. Если долго шли, искали мягкой травы. Рвали ее и ноги… Ну, понимаете, травой смывали… Мы же свои особенности имели, девчонки… Армия об этом не подумала… Ноги у нас зеленые были… Хорошо, если старшина был пожилой человек и все понимал, не забирал из вещмешка лишнее белье, а если молодой, обязательно выбросит лишнее. А какое оно лишнее для девчонок, которым надо бывает два раза в день переодеться. Мы отрывали рукава от нижних рубашек, а их ведь только две. Это только четыре рукава…”
“Идем… Человек двести девушек, а сзади человек двести мужчин. Жара стоит. Жаркое лето. Марш бросок – тридцать километров. Жара дикая… И после нас красные пятна на песке… Следы красные… Ну, дела эти… Наши… Как ты тут что спрячешь? Солдаты идут следом и делают вид, что ничего не замечают… Не смотрят под ноги… Брюки на нас засыхали, как из стекла становились. Резали. Там раны были, и все время слышался запах крови. Нам же ничего не выдавали… Мы сторожили: когда солдаты повесят на кустах свои рубашки. Пару штук стащим… Они потом уже догадывались, смеялись: “Старшина, дай нам другое белье. Девушки наше забрали”. Ваты и бинтов для раненых не хватало… А не то, что… Женское белье, может быть, только через два года появилось. В мужских трусах ходили и майках… Ну, идем… В сапогах! Ноги тоже сжарились. Идем… К переправе, там ждут паромы. Добрались до переправы, и тут нас начали бомбить. Бомбежка страшнейшая, мужчины – кто куда прятаться. Нас зовут… А мы бомбежки не слышим, нам не до бомбежки, мы скорее в речку. К воде… Вода! Вода! И сидели там, пока не отмокли… Под осколками… Вот оно… Стыд был страшнее смерти. И несколько девчонок в воде погибло…”
“Наконец получили назначение. Привели меня к моему взводу… Солдаты смотрят: кто с насмешкой, кто со злом даже, а другой так передернет плечами – сразу все понятно. Когда командир батальона представил, что вот, мол, вам новый командир взвода, все сразу взвыли: “У-у-у-у…” Один даже сплюнул: “Тьфу!” А через год, когда мне вручали орден Красной Звезды, эти же ребята, кто остался в живых, меня на руках в мою землянку несли. Они мной гордились”.
“Ускоренным маршем вышли на задание. Погода была теплая, шли налегке. Когда стали проходить позиции артиллеристов-дальнобойщиков, вдруг один выскочил из траншеи и закричал: “Воздух! Рама!” Я подняла голову и ищу в небе “раму”. Никакого самолета не обнаруживаю. Кругом тихо, ни звука. Где же та “рама”? Тут один из моих саперов попросил разрешения выйти из строя. Смотрю, он направляется к тому артиллеристу и отвешивает ему оплеуху. Не успела я что-нибудь сообразить, как артиллерист закричал: “Хлопцы, наших бьют!” Из траншеи повыскакивали другие артиллеристы и окружили нашего сапера. Мой взвод, не долго думая, побросал щупы, миноискатели, вещмешки и бросился к нему на выручку. Завязалась драка. Я не могла понять, что случилось? Почему взвод ввязался в драку? Каждая минута на счету, а тут такая заваруха. Даю команду: “Взвод, стать в строй!” Никто не обращает на меня внимания. Тогда я выхватила пистолет и выстрелила в воздух. Из блиндажа выскочили офицеры. Пока всех утихомирили, прошло значительное время. Подошел к моему взводу капитан и спросил: “Кто здесь старший?” Я доложила. У него округлились глаза, он даже растерялся. Затем спросил: “Что тут произошло?” Я не могла ответить, так как на самом деле не знала причины. Тогда вышел мой помкомвзвода и рассказал, как все было. Так я узнала, что такое “рама”, какое это обидное было слово для женщины. Что-то типа шлюхи. Фронтовое ругательство…”
“Про любовь спрашиваете? Я не боюсь сказать правду… Я была пэпэже, то, что расшифровывается походно-полевая жена. Жена на войне. Вторая. Незаконная. Первый командир батальона… Я его не любила. Он хороший был человек, но я его не любила. А пошла к нему в землянку через несколько месяцев. Куда деваться? Одни мужчины вокруг, так лучше с одним жить, чем всех бояться. В бою не так страшно было, как после боя, особенно, когда отдых, на переформирование отойдем. Как стреляют, огонь, они зовут: “Сестричка! Сестренка!”, а после боя каждый тебя стережет… Из землянки ночью не вылезешь… Говорили вам это другие девчонки или не признались? Постыдились, думаю… Промолчали. Гордые! А оно все было… Но об этом молчат… Не принято… Нет… Я, например, в батальоне была одна женщина, жила в общей землянке. Вместе с мужчинами. Отделили мне место, но какое оно отдельное, вся землянка шесть метров. Я просыпалась ночью от того, что махала руками, то одному дам по щекам, по рукам, то другому. Меня ранило, попала в госпиталь и там махала руками. Нянечка ночью разбудит: “Ты чего?” Кому расскажешь?” …………………………………
“Мы его хоронили… Он лежал на плащ-палатке, его только-только убило. Немцы нас обстреливают. Надо хоронить быстро… Прямо сейчас… Нашли старые березы, выбрали ту, которая поодаль от старого дуба стояла. Самая большая. Возле нее… Я старалась запомнить, чтобы вернуться и найти потом это место. Тут деревня кончается, тут развилка… Но как запомнить? Как запомнить, если одна береза на наших глазах уже горит… Как? Стали прощаться… Мне говорят: “Ты – первая!” У меня сердце подскочило, я поняла… Что… Всем, оказывается, известно о моей любви. Все знают… Мысль ударила: может, и он знал? Вот… Он лежит… Сейчас его опустят в землю… Зароют. Накроют песком… Но я страшно обрадовалась этой мысли, что, может, он тоже знал. А вдруг и я ему нравилась? Как будто он живой и что-то мне сейчас ответит… Вспомнила, как на Новый год он подарил мне немецкую шоколадку. Я ее месяц не ела, в кармане носила. Сейчас до меня это не доходит, я всю жизнь вспоминаю… Этот момент… Бомбы летят… Он… Лежит на плащ-палатке… Этот момент… А я радуюсь… Стою и про себя улыбаюсь. Ненормальная. Я радуюсь, что он, может быть, знал о моей любви… Подошла и его поцеловала. Никогда до этого не целовала мужчину… Это был первый…”
“Как нас встретила Родина? Без рыданий не могу… Сорок лет прошло, а до сих пор щеки горят. Мужчины молчали, а женщины… Они кричали нам: “Знаем, чем вы там занимались! Завлекали молодыми п… наших мужиков. Фронтовые б… Сучки военные…” Оскорбляли по-всякому… Словарь русский богатый… Провожает меня парень с танцев, мне вдруг плохо-плохо, сердце затарахтит. Иду-иду и сяду в сугроб. “Что с тобой?” – “Да ничего. Натанцевалась”. А это – мои два ранения…
Это – война… А надо учиться быть нежной. Быть слабой и хрупкой, а ноги в сапогах разносились – сороковой размер. Непривычно, чтобы кто-то меня обнял. Привыкла сама отвечать за себя. Ласковых слов ждала, но их не понимала. Они мне, как детские. На фронте среди мужчин – крепкий русский мат. К нему привыкла. Подруга меня учила, она в библиотеке работала: “Читай стихи. Есенина читай”.
“Лежит на траве Аня Кабурова… Наша связистка. Она умирает – пуля попала в сердце. В это время над нами пролетает клин журавлей. Все подняли головы к небу, и она открыла глаза. Посмотрела: “Как жаль, девочки”. Потом помолчала и улыбнулась нам: “Девочки, неужели я умру?” В это время бежит наш почтальон, наша Клава, она кричит: “Не умирай! Не умирай! Тебе письмо из дома…” Аня не закрывает глаза, она ждет… Наша Клава села возле нее, распечатала конверт. Письмо от мамы: “Дорогая моя, любимая доченька…” Возле меня стоит врач, он говорит: “Это – чудо. Чудо!! Она живет вопреки всем законам медицины…” Дочитали письмо… И только тогда Аня закрыла глаза…” …………………………………
“Пробыла я у него один день, второй и решаю: “Иди в штаб и докладывай. Я с тобой здесь останусь”. Он пошел к начальству, а я не дышу: ну, как скажут, чтобы в двадцать четыре часа ноги ее не было? Это же фронт, это понятно. И вдруг вижу – идет в землянку начальство: майор, полковник. Здороваются за руку все. Потом, конечно, сели мы в землянке, выпили, и каждый сказал свое слово, что жена нашла мужа в траншее, это же настоящая жена, документы есть. Это же такая женщина! Дайте посмотреть на такую женщину! Они такие слова говорили, они все плакали. Я тот вечер всю жизнь вспоминаю… Что у меня еще осталось? Зачислили санитаркой. Ходила с ним в разведку. Бьет миномет, вижу – упал. Думаю: убитый или раненый? Бегу туда, а миномет бьет, и командир кричит: “Куда ты прешь, чертова баба!!” Подползу – живой… Живой!”
“Два года назад гостил у меня наш начальник штаба Иван Михайлович Гринько. Он уже давно на пенсии. За этим же столом сидел. Я тоже пирогов напекла. Беседуют они с мужем, вспоминают… О девчонках наших заговорили… А я как зареву: “Почет, говорите, уважение. А девчонки-то почти все одинокие. Незамужние. Живут в коммуналках. Кто их пожалел? Защитил? Куда вы подевались все после войны? Предатели!!” Одним словом, праздничное настроение я им испортила… Начальник штаба вот на твоем месте сидел. “Ты мне покажи, – стучал кулаком по столу, – кто тебя обижал. Ты мне его только покажи!” Прощения просил: “Валя, я ничего тебе не могу сказать, кроме слез”.
“Я до Берлина с армией дошла… Вернулась в свою деревню с двумя орденами Славы и медалями. Пожила три дня, а на четвертый мама поднимает меня с постели и говорит: “Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи… Уходи… У тебя еще две младших сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами… ” Не трогайте мою душу. Напишите, как другие, о моих наградах…”
“Под Сталинградом… Тащу я двух раненых. Одного протащу – оставляю, потом – другого. И так тяну их по очереди, потому что очень тяжелые раненые, их нельзя оставлять, у обоих, как это проще объяснить, высоко отбиты ноги, они истекают кровью. Тут минута дорога, каждая минута. И вдруг, когда я подальше от боя отползла, меньше стало дыма, вдруг я обнаруживаю, что тащу одного нашего танкиста и одного немца… Я была в ужасе: там наши гибнут, а я немца спасаю. Я была в панике… Там, в дыму, не разобралась… Вижу: человек умирает, человек кричит… А-а-а… Они оба обгоревшие, черные. Одинаковые. А тут я разглядела: чужой медальон, чужие часы, все чужое. Эта форма проклятая. И что теперь? Тяну нашего раненого и думаю: “Возвращаться за немцем или нет?” Я понимала, что если я его оставлю, то он скоро умрет. От потери крови… И я поползла за ним. Я продолжала тащить их обоих… Это же Сталинград… Самые страшные бои. Самые-самые. Моя ты бриллиантовая… Не может быть одно сердце для ненависти, а второе – для любви. У человека оно одно”.
“Кончилась война, они оказались страшно незащищенными. Вот моя жена. Она – умная женщина, и она к военным девушкам плохо относится. Считает, что они ехали на войну за женихами, что все крутили там романы. Хотя на самом деле, у нас же искренний разговор, это чаще всего были честные девчонки. Чистые. Но после войны… После грязи, после вшей, после смертей… Хотелось чего-то красивого. Яркого. Красивых женщин… У меня был друг, его на фронте любила одна прекрасная, как я сейчас понимаю, девушка. Медсестра. Но он на ней не женился, демобилизовался и нашел себе другую, посмазливее. И он несчастлив со своей женой. Теперь вспоминает ту, свою военную любовь, она ему была бы другом. А после фронта он жениться на ней не захотел, потому что четыре года видел ее только в стоптанных сапогах и мужском ватнике. Мы старались забыть войну. И девчонок своих тоже забыли…” …………………………………..
“Моя подруга… Не буду называть ее фамилии, вдруг обидится… Военфельдшер… Трижды ранена. Кончилась война, поступила в медицинский институт. Никого из родных она не нашла, все погибли. Страшно бедствовала, мыла по ночам подъезды, чтобы прокормиться. Но никому не признавалась, что инвалид войны и имеет льготы, все документы порвала. Я спрашиваю: “Зачем ты порвала?” Она плачет: “А кто бы меня замуж взял?” – “Ну, что же, – говорю, – правильно сделала”. Еще громче плачет: “Мне бы эти бумажки теперь пригодились. Болею тяжело”. Представляете? Плачет.” …………………………………….
“Мы поехали в Кинешму, это Ивановская область, к его родителям. Я ехала героиней, я никогда не думала, что так можно встретить фронтовую девушку. Мы же столько прошли, столько спасли матерям детей, женам мужей. И вдруг… Я узнала оскорбление, я услышала обидные слова. До этого же кроме как: “сестричка родная”, “сестричка дорогая”, ничего другого не слышала… Сели вечером пить чай, мать отвела сына на кухню и плачет: “На ком ты женился? На фронтовой… У тебя же две младшие сестры. Кто их теперь замуж возьмет?” И сейчас, когда об этом вспоминаю, плакать хочется. Представляете: привезла я пластиночку, очень любила ее. Там были такие слова: и тебе положено по праву в самых модных туфельках ходить… Это о фронтовой девушке. Я ее поставила, старшая сестра подошла и на моих глазах разбила, мол, у вас нет никаких прав. Они уничтожили все мои фронтовые фотографии… Хватило нам, фронтовым девчонкам. И после войны досталось, после войны у нас была еще одна война. Тоже страшная. Как-то мужчины оставили нас. Не прикрыли. На фронте по-другому было”.
“Это потом чествовать нас стали, через тридцать лет… Приглашать на встречи… А первое время мы таились, даже награды не носили. Мужчины носили, а женщины нет. Мужчины – победители, герои, женихи, у них была война, а на нас смотрели совсем другими глазами. Совсем другими… У нас, скажу я вам, забрали победу… Победу с нами не разделили. И было обидно… Непонятно…” …………………………………..
“Первая медаль “За отвагу”… Начался бой. Огонь шквальный. Солдаты залегли. Команда: “Вперед! За Родину!”, а они лежат. Опять команда, опять лежат. Я сняла шапку, чтобы видели: девчонка поднялась… И они все встали, и мы пошли в бой…”
getImage



Комментарии

Это из книги С. Алексиевич "У войны не женское лицо".

Читала и плакала. плачу

У Светланы Алексиевич надо читать все. И перечитывать.

Обязательно прочитаю дочери.

Спасибо роза

Какие комментарии тут можно писать... Только плакать...

плачу

плачу
подумалось что у нас девочки в обязательном порядке служат, не то время-но войны есть войны вздох

невозможно без слёз читать плачу

"Не может быть одно сердце для ненависти, а второе – для любви. У человека оно одно”
Потрясающе.

класс

.... плачу аж дышать стало больно..Спасибо

Спасибо!

Читала в школе. И не в школе. Плакала. Еще буду читать. И сыну почитаю,как постарше будет. Сейчас Теркина читаем.

книгу читала. страшно. и очень эмоционально. я бы даже сказала слишком эмоционально. сухой текст с сухими фактами читать куда легче.
еще на эту тему имеется книга "А зори здесь громкие" Драбкина и Иринчеева.

Спасибо.

По этой книге в театральной студии, где занимается моя дочь, поставили спектакль. На фестивале "Студенческая весна" они – лауреаты.
Моя Юля, как раз, читала то самое письмо: "Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи… Уходи… У тебя еще две младших сестры растут. Кто их замуж возьмет..."

Вместе ковали Победу. И мужчины, и женщины.

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ.

Спасибо

Спасибо!

Тяжело и обидно... вздох

Спасибо!

Изображение пользователя Elena Ruban.

плачу Спасибо!

Читала эту книгу, мама мне её подарила, до сих пор она у меня хранится.

Спасибо! спасибо

Интервью со Светланой Алексиевич
https://www.youtube.com/watch?v=kmtN9vUjcos
Со 2-ой минуты по-русски

Спасибо. Реву.

Nadia1, спасибо!
Никогда не видела интервью с Алексиевич, только книги её читала. Она замечательная!

Я вспомнила немного похожее, про женщин и их судьбу. вздох
Меня растила бабушка из русской деревни под Казанью. Её рассказы помню до сих пор:
Одна девушка забеременела до брака. А это позор на всю семью, у неё есть сестры (их никто не возьмёт теперь замуж).
И она решила то ли повеситься, то ли съимитировать повешение. Взяла тоненькую веревочку (типа бечевки), возможно, в надежде, что она оборвется. Бечевка и оборвалась, только девушка уже задохнулась... печаль

дичайшая дикость!!!! грррр! как полноправное дитя 20века, сержусь и ругаюсь.
по логике: чтобы девушка забеременела, нужно 2 человека: девушка и парень. то есть ответственность за содеянное на обоих. так какого ляда всю ответственность сваливают на голову девушке (предположительно, более слабой стороне)? почему парня не привлекают? почему его семья не опозорена?
что это вообще за культура женоненавистничества? что за культура угнетения слабого? что за двойные стандарты для разных полов?
более того, я сейчас иногда наблюдаю эти самые двойные стандарты, пусть в менее трагическом варианте, но... эх! конституцией РФ бы некоторых по держалке для ушей.

Еще какая дикость. А я это на полном серьезе слушала. Про парня не спрашивала, но подразумевалось, что он тут как бы и ни при чем.
Та, кого обманули, получалось, - сама в чём-то виновата, по крайней мере - перед своими сестрами.
Конечно, очень изменились с тех пор нравы и вообще почти всё.

так называемая культура обвинения виноватого (в коей считается, что жертва виновата сама в том, что с ней сделали нехорошее) и культура изнасилования (женщин обвиняют, что они сами спровоцировали насилие в свою сторону).
не понятно, в чем жертва виновата перед своими сестрами: каждый по достижении возраста совершеннолетия в ответе сам за себя. к тому же все люди разные. и даже 2 родных сестры могут иметь сильно отличающиеся темпераменты. если ошиблась одна, не факт, что ошибется другая.
единственная "вина" девушки в том, что у нее не хватило навыков и знаний, чтобы распознать обман. в контексте данной истории вижу навязывание комплекса вины человеку. а с таким комплексом человеком легче управлять.
к сожалению, изменилось не все печаль я именно про двойные стандарты в отношении полов. не раз слышала в свой адрес "ты же девочка, ты должна...". задолбали страшно.

Ну не факт, что было совершено именно насилие. Очень даже возможно, что все было по большой любви, но только женщина осталась с ребенком.

согласна. не факт, что насилие. и по большой любви такое могло случиться. только вот не понятно, почему всю ответственность свалили на девушку? почему парня не заставили жениться? баловались оба, а отвечать именно девушке! несправедливость!

в конце концов, почему парня не осудили? типа как от родного ребенка отказался? или почему не женился, раз такое случилось?
а может, и никого осуждать не надо было? но с парня потребовать экономическую помощь типа алиментов девушке... я понимаю, что лишний рот в семье и все такое прочее....

Еще 100 лет назад были немного другие воззрения. улыбка Про "алименты" никто и не помышлял, а девушки сами в постель к кому попало не прыгали (если только они действительно не "гулящие") ха-ха Большая любовь могла быть у девушки, а молодого человека сплошной большой "играй гормон".

Потому что, за девушкой закрепилась репутация "гулящей", а значит и сестры девушки тоже "гулящие".

не понимаю логики. все люди разные. и темпераменты в одной семье могут различаться, и характеры. например, одна сестра холерик, у коей одни танцы на уме да и с ребятами на сенокос, другая меланхолик, любитель в тишине вышивкой заняться или книжки почитать и вообще малообщительная. и все это в рамках одной семьи. потому, что первая дочка в отца. вторая в мать пошла. это как для примера того, как могло бы быть.

Я бы с удовольствием посмотрела на это, как Вы объясняете про темпераменты и психотипы в деревне ну хотя бы в 1935 году. улыбка

Моя бабушка родилась в 1915 году. Когда эта история случилась, я не спрашивала. вздох Но нравы в деревне СИЛЬНО отличаются от городских даже сейчас. И характеры у людей другие. Многое мне как раз нравится у тех, кто из деревень или сел. роза

Моя бабушки примерно ровесники вашей бабушки были. Одна в 1916г (Катерина), другая с 1922г (Анастасия). Бабушку Настю, когда ей 17 лет исполнилось, по сговору выдали замуж за деда моего, хорошо ,что сговор оказался удачный - они полюбили друг друга.
А двоюродная сестра бабушки Кати от мужа сбежала (её силой замуж выдали), сбежала аж во Владивосток. С замужеством бабушки Кати тоже история была, но благополучная. улыбка

"Но нравы в деревне СИЛЬНО отличаются от городских даже сейчас. И характеры у людей другие. Многое мне как раз нравится у тех, кто из деревень или сел."

- согласна. роза

а расскажите, пожалуйста, что нравится у тех, кто из деревень или сел приехал. любопытно роза

Чистота и бОльшая цельность натуры.

а в чем это проявляется?
верно ли я понимаю, что вы сталкивались с тем, что жители деревень и сел оказывались более нравственные, чем их городские коллеги, и более живыми что ли, носящими меньше масок (а то и вообще обходящиеся без масок), чем жители городов?

Верно.

к сожалению, не которые вещи никак не объяснишь, как бы ни хотелось. "горбатого могила исправит", как говорится. но попытаться стоит. только объяснять должна не городская девчонка прогрессивных взглядов.
теоретически жители могли бы послушать эксперта, признанного в данной местности лидера. если лидер заступается за потенциального козла отпущения, то козел отпущения может перестать являться таковым, или же эксперта свергают с пьедестала. и, если говорить в защиту девчонки, то надо использовать язык жителей, понятные им фразы, напирая на принятую идеологию. Например:
- напирать на то, что они судят по одной сестре по другой и осуждение девушки - есть пережиток царизма и ретроградства, и партия обязательно сделает выводы из сложившейся ситуации т.д. и т.п. в духе 1930ых;
- стране для строительства коммунизма нужны будут новые руки и силы, и ребенок девушки со временем вольется в прогрессивный рабочий класс, и не важно, кто его отец, главное, что она воспитает его в духе коммунизма;
- напирала бы на жалость жителей, на жалость матерей, чтобы пожалели девушку..
не факт, что:
- обошлось бы малой кровью или бескровно;
- если бы даже все обошлось хорошо, девчонке после этого дали бы жить спокойно.
скорее всего, девушку бы пришлось в город дальний эвакуировать, на фабрику какую пристроить: рабочие руки везде нужны. а там бы, авось девчонка с парнем хорошим познакомилась бы. ведь бывали же случаи, когда мужчина спокойно женился на девушке с ребенком.

Вы не ту аудиторию выбрали для чтения своих лекций. улыбка

возможно

а почему тогда парня не окрестить "гулящим"? или одному можно все, а другому нельзя? серчаю. очень серчаю. несправедливостью пахнет и женоненавистничеством.

парень может только путаться с гулящей! ха-ха (по Шолохову) - а все биологическая целесообразность виновата ха-ха
если разобраться, то в нашей культуре, малЪчики должны больше чем девочки и в прямом, и в переносном смысле поэтому быть лучше "кобелем", чем "шлюхой"

ха-ха А мне очень нравятся слова героя Михайлова из к/ф "Мужики": "Вот все-то вы, девчата, про нас мужиков знаете, а одного понять не можете: Почему одних мы... - любим, а других - замуж берем." ха-ха

А это и есть самый интересный вопрос! класс роза

я как-то замечала вот что:
- большую ответственность мужчина имеет формально, но далеко не всегда фактически;
- фактически часто всю ответственность стараются больше на женщин сваливать, но не на мужчин. то есть жена должна и работать. и по дому заниматься и детьми и строить отношения и все такое прочее, а муж только работать, и чуть что виноватой стараются сделать женщину, хотя ответственность за семью лежит на обоих.
и "кобелинство", и "шлююшистость" - есть признак психопатологии.
конечно, выше приведены деструкции. но, к счастью, все не так плохо. да здравствует равенство и братство и взаимоуважение!

Значит, Вам не повезло, раз у Вас сформировался взгляд типа "все мужики - козлы". Извините.

напротив улыбка я всех мужиков козлами не считаю улыбка много хороших ребят есть в нем улыбка правда-правда улыбка)) но наш мир сложен и многогранен и не все в нем доброе и светлое. и я считаю, что лучше знать о деструкции заранее и принять соответствующие меры, чем не знать. как Вы считаете, надо ли на себе пробовать цианид, чтобы убедиться, что он токсичен для человека?
другое дело, что двойные стандарты в отношении полов меня раздражают, особенно, когда их навязывают и пытаются использовать ради манипуляции.

Равноправие полов улыбка

я вижу равенство полов так:

К сожалению, мировое прогрессивное общество видит "равноправие полов" иначе улыбка.

а мировое прогрессивное общество - это кто?

Пять баллов! ха-ха ха-ха ха-ха

ну а вдруг под прогрессивным мировым обществом Вы понимаете общество, где женщины избивают мужчин за любую провинность и всячески издеваются над ними в отместку за прошлые века угнетения? что смешного в том, что я прошу Вас пояснить Вашу же позицию?

Говорят, в Китае женщинам побить мужа допустимо, а мужу свою жену - категорически нет. И то там не хотят девочек рожать (там же только одного разрешено всем) и теперь переизбыток мужчин, в итоге. печаль
И они едут к нам подмигиваю Но далее всё плохо. Им нечем тут заняться, кроме как выращиванием жутких, чудовищно перенасыщенных химикатами овощей вздох

.

Для Crystal Dragon. Вообще, это был стеб, хотя мне картинка очень нравится: "женщины так рьяно боролись за равные права, что теперь добились того, что могут работать шпалоукладчицами." ха-ха Но, коль вы домыслили за меня, то я ничего не могу тут поделать. улыбка Вы сделали вывод о "моём понятии прогрессивного мирового сообщества" по тому демотиватору. который я выставила, значит я могу сделать вывод, что Вы запросто можете вылечить геморрой по фотографиям, но это еще не означает, что Вы крутой специалист. улыбка Простите за грубость. Ниже, в ответе Владу, я сказала свою позицию, не вижу смысла её повторять. роза

Bellissima, я за Вас ничего не домысливала - телепатией и иными сверхспосбоностями не обладаю. вот поэтому и просила Вас пояснить Вашу позицию: под одним и тем же понятием разные люди могут понимать совершенно разные вещи. Ваша позиция была мне не ясной, иначе бы не задала вопрос и не выдвинула бы гипотезу (пусть и фантастическую). мне не приятно, когда над просьбой пояснить позицию смеются.

А гипотеза - это домысл, предположение. И мое, и Ваше, понятие о "равноправии мужчины и женщины" слишком утопично, чтоб существовать повсеместно, но может иметь место быть в рамках одной семьи.
И мне тоже неприятно, когда мое мнение пытаются "подогнать" под свои стандарты, либо воздействовать на меня методами НЛП улыбка. Вы со своим подходом почему-то не хотите объективно оценить ту действительность, которая была до " повсеместного раскрепощения женщин", и не все в той действительности было так плохо. К сожалению, перегибы в ту или иную сторону есть при любой эпохе, в любом времени.

Про гипотезу Вы верно пишете. но было "а вдруг", что показывает, что гипотеза на истинность не претендует, а скорее приведена, как пример.
а разве Вы в мою сторону чуть ранее прямой вывод не сделали: "Значит, Вам не повезло, раз у Вас сформировался взгляд типа "все мужики - козлы". " ? Я Вас экстрасенсом отчего-то не назвала и не осмеяла, но четко пояснила свою позицию. навязывать свое мнение и воздействовать на кого-либо методами НЛП - это не ко мне и мне это незачем. тем более, что с НЛП я не разбиралась (когда-нибудь руки, может, дойдут) улыбка как можно использовать то, что не знаешь? вот аргументированно отстаивать свою позицию, в которой четко уверена - это да. повторюсь: желания ссориться, ругаться с Вами или навязывать Вам свое мнение, нет.

к теме. я не говорю, что в эпоху до "раскрепощения женщин" абсолютно все было плохо. встречались и любящие семьи, где супруги уважали друг друга (и как же приятно об этом читать!). другое дело, что я не хотела бы, чтобы при рождении даже самые близкие считали меня человеком второго сорта, потому что родилась девочкой, а не мальчиком, или выдали бы замуж за нелюбимого. да была высокая детская (а то и младенческая) смертность и смертность вообще, большая часть населения проводила время в тяжелой работе. возможно, но не факт. спорить тут не буду. не так все просто, как видится на первый взгляд.

читала, что до патриархата был матриархат, но потом ситуация изменилась...

Ну-у-у, вы так рьяно взялись отстаивать "права женщин", что я тоже рискнула предположить о возможных причинах виктимности Вашего поведения конкретно в данном полилоге. улыбка
Но, возможно, мы просто недопоняли друг друга, из-за издержки интернет-общения. Просто текстом зачастую сложно выразить всю полноту эмоций сказанного, аналогично реальному общению, при всем богатстве и разнообразии русского языка.

согласна с Вами, что возможно, произошло недопонимание из-за общения посредством текста. эхххх! трудновато без невербалки все-таки печаль

супер! ураа ха-ха

Влад, поясните свое высказывание, пожалуйста. совершенно не понимаю Вашего смеха.
поясню свою позицию. в моем понятии прогрессивное общество - это общество, которое с уважением относится к Личности, вне зависимости от пола и дает каждой Личности равные права на самореализацию, где не принято унижать слабого, где спорные вопросы решаются путем переговоров и ищутся компромиссы.

смеялся над картинкой да
то как общество развивается сейчас - это не прогрессивное общество, а зарождение общества деградантов и дегенератов

Женщины и мужчины не одинаковы и не равны. Подлинного равенства в семейной сфере нет. И в обозримом будущем не будет. Но возможны варианты... В чём-то женщинам сейчас проще, чем мужчинам. Хоть такой дикости нет уже, и то ладно.

а в чем женщинам проще? не идти в армию?

секс - хорошо продается (может плохо оплачиваться, но продается хорошо)))
"сучка не захочет, у кобеля не вскочет" (С) - поэтому шлюха хуже любого кобеля да
женщине проще морально: мужчина с мальчуковых времен должен больше любой девочки: девочка ябедничает, дразнит, бьет - мальчик должен терпеть, он же мужчина, - и таких примеров масса...
слом традиционной семьи идет давно, по разным причинам.. и он выгоден определенным кругам
и таки да, в семье равноправия быть не может - функции, по прежнему, слишком разные, - и пока есть семья(традиционная), так сохраниться....

Владка, я бы не стала сравнивать несравнимое. И мужчина и женщины равны по своей природе, и стоят, скажем так, на одном уровне. Просто обязанности и возможности у нас разные, что не могут женщины - могут мужчины, и что не могут мужчины - могут женщины. Это же две половинки одного целого, такие разные, но вместе с тем объединяющиеся в своей непохожести и взаимодополняющие друг друга.

Оль, так я согласен - только выразил другими словами...
А о легкости - это издержки современного воспитания и пропаганды: в итоге получается что мужчина должен все, а женщие главное линию бикини содержать в порядке.

про взаимодополняемость при равенстве по своей природе с согласна. так почему надо делать двойные стандарты для полов, ставить один пол над другим?

Елена, а кто Вам сказал, что НАД? Это иллюзия, которую нередко поддерживают сами женщины. На людях - О, мой супруг и повелитель, всё будет ТАК, как ты хочешь!!!
А дома, тихой сапой - всё по другому. Ведь многие рычаги как раз у ЖЕНЫ в руках.
Я сейчас не про поведение ДО брака. Там свои тонкости и свои заморочки. У обеих сторон причём. подмигиваю

Ольга! Согласна с Вами, что две половинки одного целого! класс
Но это взаимно дополняющие половинки, т.е. разные. вздох
И только при гармоничном варианте происходит объединение в одно целое. А современный мир очень не гармоничен. И это огромная проблема! мама-мия

Да-да! Поддержка гармонии в семье (скажу так) - это огромный труд обоих над собой и вместе друг с другом. А это очень и очень сложно... Не все так могут, к сожалению.

согласна.

""сучка не захочет, у кобеля не вскочет" (С) - поэтому шлюха хуже любого кобеля" - типичное женоненавистническое высказывание, относящееся к культуре изнасилования, когда женщину винят во всем плохом, что с ней произошло (типа одета не так была, вот и спровоцировала).

про мальчиков и девочек слышала несколько иное, чем Вы: девочка должна быть слабой и глупой (или не показывать своего ума перед мальчиком), не должна драться и давать сдачи, должна быть послушной, а у мальчиков, наоборот, поощрялась сила, умение постоять за себя, независимость мнения. В итоге в женском варианте видно культ виктимности, что есть зло для любого, кроме мазохиста или того, кому это выгодно. А мальчиков, наоборот, воспитывали лидерами. Дразниться, бить, ябедничать оба пола умеют. И у всех свои понятия относительно норм.

про распределение обязанностей в семье: муж запросто может заниматься домом, а жена делать успешную карьеру. У кого что лучше получается, тот тем и занимается. а бывает, что делают карьеру оба и домом эти же оба занимаются, и, когда один из супругов больше устал, другой на себя берет чуть больше обязанностей. при этом оба супруга радуются и гордятся успехами друг друга. при этом ни муж, ни жена не претендует на лидерство, на власть в семье. это уже из современной реальности наблюдение улыбка и это не может не радовать улыбка

"типичное женоненавистническое высказывание, относящееся к культуре изнасилования, когда женщину винят во всем плохом, что с ней произошло (типа одета не так была, вот и спровоцировала)" - конечно, если шляться пьяной в три ночи в мини юбке по маргинальному району, это не провоцирование собственных несчастий... - конечно нет! ха-ха
или еще случай из жизни: дева стала пить ночью в детском садике на веранде водку с гастарбайтерами - это конечно же норма! ха-ха
гастеров посадили (и правильно сделали), но и дева - в провоцировании виновата, не так ли?

у девы из данной истории явное виктимное поведение. и с этим уже разбираться ей и психологу. но гастеров это не оправдывает.

так гастеров посадили! - и правильно сделали...

Владка, так ты женоненавистник ха-ха Ну.. чо уж там, умеешь тихаться, ага ха-ха

Да, Оль, таков я : женоненавистник-баболюб - и ничего с этим не поделать... краснею

Эх, не жили Вы как я - в Ростовской области. Там мальчики били девочек прямо в школе, и никто не удивлялся, кроме меня. А я приехала туда из Сибири... Поэтому сразу, не дожидаясь, начала защищаться. мама-мия

К вопросу о "шлюишистости".Сейчас в ленте на Одноклассниках вижу новость одной кулинарной группы.На фото фрагмент гладкого тела с узкой полоской трусов и текст:В сезон отпусков нам, Девочки, ни в коем случае нельзя попадаться на глаза мужиков неподготовленными .
И далее текст про растительность в зоне бикини.То есть должны быть всегда готовы.Я охреневаю,простите. мама-мия

Ну что Вы, как Вы можете быть таких "непрогрессивных" взглядов! ха-ха Сейчас тренд такой - жить "пирогом наружу". ха-ха

пакость.

секс - хорошо продается...

Женщинам проще в плане семьи - нет мужа, так могут родить СЕБЕ ребенка и иметь семью, ни от кого не зависеть (если конечно деньги есть). да
В армию не идти, не убивать никого на войне. В институт можно поступать без траты нервов из-за этого. извините
Говорят, сексуальные впечатления женщин полнее и богаче... не знаю
Больше выбор мужчин в молодости (увы, не в плане семьи).... вздох
Наконец, мы НАМНОГО красивее!!! Это приятно. Мы тоньше чувствуем, лучше говорим и пишем. Мы усидчивее, терпеливее и спокойнее.
Живем мы В СРЕДНЕМ дольше!!! ураа

и еще: женщины всегда ближе к кухне и продуктам, деньги выданные на хозяйство - тоже сложно контролировать ("а что ты хочешь: сегодня на рынке сумками порвала пять пр колготок!" - поди проверь!)))
(скажу по секрету - выбор мужчин в молодости и у мужчин огромен, но большинство (к счастью как и я) - неисправимые лесбияны: когда так много кругом прекрасных мужиков, нам нравятся, почему-то, женщины извините ха-ха )

Мой первый муж когда-то сказал с большим чувством:
"Не понимаю, как можно любить мужчину". Я долго смеяласьулыбка

И возвращаясь к теме моего поста,если надо,мы грудью встанем за свою Родину и семью.И жизнь не пожалеем.Итог:женщины-венец творенья! улыбка
И это не обсуждается.

да-с, простите: мы отвлеклись от темы... роза

сразу не могла прочитать,комок в горле, читала в 2 дня, спасибо это нужно знать и не забывать, наше поколение счастливое, нет войны, политику в основном вершат мужчины и войны тоже, а рожают их женщины- вот как нужно воспитывать сыновей, чтоб не было войны...

В свете награждения Светланы Алексиевич Нобелевской премией по литературе, и всему тому, что о ней сейчас говорят, я имею ввиду Лимонова, Шергунова, Прилепина, Ямпольскую, Полякова, и многих... мне бы хотелось верить,что у написавших тут хорошие слова о книге не изменится мнение.

Масштаб личности Эдуарда Лимонова и аналогичные характеристики
Светланы Алексиевич несоизмеримы.
Всё этим сказано. да

Нобелевская лекция Светлана Алексиевич

с 22.50

Cream, спасибо за видео. Она заслужила по праву эту премию

Пост не мой, надеюсь, что Елена не против.
«Диктатуры бессильны. Они не могут остановить время»
Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич рассказала белорусскому писателю Саше Филипенко о травле, свободе и русском мире
https://openrussia.org/post/view/12762/