О Боярышнях и не только!

Кто из нас не любовался «барышнями» Константина Егоровича Маковского: чернобровыми, с длинными опущенными ресницами, меланхоличными или задорными, в кокошниках разной формы, с бантами, серьгами, ожерельями?!

Любовались и, наверняка, разглядывали украшения на каждой из них, поражаясь точности, с какой они прорисованы.

Мало кому известно, что самобытность, своеобразие и убедительность картин Константина Егоровича напрямую связаны с истинной страстью художника — художественным собирательством, которым Маковский увлеченно занимался на протяжении всей своей жизни (годы жизни 1839 - 1915).

Пристрастие это имело семейные корни. Егор Иванович Маковский, отец художника, являясь большим любителем искусства, был одним из крупных коллекционеров в Москве второй четверти XIX века. Он собирал произведения изобразительного искусства, преимущественно старинную гравюру.

К.Е.Маковский унаследовал собирательскую увлеченность отца, однако в его коллекционировании преобладали иные интересы. По определению сына живописца, известного художественного критика Сергея Маковского, — это была «красивая старина», которую, по его мнению, отец «безостановочно покупал… со вкусом знатока, но без особого разбора — и нужное, и ненужное, и то, что могло пригодиться как аксессуар для исторической картины, и то, что просто “понравилось” своим изяществом, своеобразием или вычурой и что можно было куда-нибудь пристроить в жилых комнатах и мастерских»

Начало коллекционированию было положено в 1860-е годы и неразрывно связано с творческой деятельностью молодого художника, когда вырученные за продажу первых картин деньги он стал вкладывать в приобретение «красивой старины».
По словам его сына, Маковский пополнял коллекцию, «...чуть ли не ежедневно скитаясь по антикварам в поисках древностей русских и нерусских, на толкучке Александровского и Апраксина рынков».

Еще об одном из источников рассказывает, вспоминая свое детство, дочь художника Е.Лукш-Маковская: «Пришла продавщица старины из Александровского рынка, еврейка: известная старьевщица, с помощницей, скупает со всех концов России сохранившиеся старинные уборы, а больше с севера, и для Константина Егоровича — уж постарается. И ставятся уже ларцы, развязывается большой узел, и прямо на блестящий паркет зала, против света больших окон на Неву падает с ее рук целый поток материй, ложатся ломаными складками старинные платья, парчовые “кусочки”. Оживленно совещается папа с матерью, но увлекается и, жадный до каждой тряпицы, забирает зачастую все, так ценил он русскую древность, был знатоком и не скупился на такие покупки».

Художник, путешествуя по российским губерниям, собирает предметы крестьянского быта.

Среди наиболее ценных его приобретений были русские костюмы, включая кокошники и головные уборы.

Венец. Новгородская губерния. Первая половина XIX века. Картон, шелк, жемчуг, перламутр, стекло. Из коллекции Константина Егоровича Маковского. Российский Этнографический музей. С.-Петербург

Кокошник. Город Галич Костромской губернии. Конец XVIII века. Картон, парча, золотная нить, бить, фольга, жемчуг, бирюза, стекло. Из коллекции Константина Егоровича Маковского. Российский Этнографический музей. С.-Петербург

Сборник. Вологодская губерния. Конец XVIII – начало XIX века. Хлопчатобумажная ткань, жемчуг, перламутр, бирюза, стекло. Из коллекции Константина Егоровича Маковского. Российский Этнографический музей. С.-Петербург

Поднизь. Костромская губерния. Конец XVIII века. Шелк, парча, бить, штоф, стеклярус, жемчуг, перламутр. Из коллекции Константина Егоровича Маковского. Российский Этнографический музей. С.-Петербург

В другом ракурсе

Из воспоминаний Елены Маковской: «Громадный старинный стеклянный шкаф черного дерева во всю стену с витыми колоннами — полон развешанных и расставленных старинных боярских костюмов: парча, разноцветные сарафаны, жемчугом унизанные поручи, кокошники в мелких жемчужных кружевах. Чудно светятся, цветятся узорчато роскошные уборы, поблескивают матово-голубым, розово-золотым шелком и серебром… На карнизе камина старинная домашняя утварь — красота! Серебряные ковши, кубки раковинные, рукомойники, опахала — все любимые предметы отца — боярских времен. Он их отыскивал, собирал, изображал на многих своих картинах, свою русскую, настоящую преемственную старину».

О том, как художник использовал их в своей работе, рассказывает писательница Е.М.Фортунато, которую тот пригласил в качестве модели: «Маковский молча снял с меня шапочку и… вытащил шпильки из моей прически. Волосы рассыпались по плечам. Оглядев меня… Маковский стал заплетать косу, и я удивилась, как ловко он это делает. Покончив с косой, достал из венецианского резного шкафчика великолепный голубой штофный боярский сарафан с самоцветными пуговицами и голубую повязку с жемчужными поднизями. По-прежнему молча он повел меня к венецианскому граненому трюмо, накинул на меня сарафан поверх платья и надел мне на голову повязку. Ни слова не говоря, он поворачивал меня то так, то этак. И смотря то на меня, то в зеркало, щурил глаза…»

Все боярские наряды, старинные вещи, кокошники в жемчугах извлекались из старинного шкафа, когда дом Маковских превращался в домашний театр. Иногда в домашний театр Маковских приезжало до 150 гостей. Среди них неизменно бывали великий князь Владимир Александрович и герцоги Лейхтенбергские.

На знаменитые «вторники» к Маковским стекался весь интеллектуальный Петербург.
Здесь бывали художники Айвазовский, Ге, Репин, А. Соколов, Шишкин; композиторы, певцы, музыканты А. Рубинштейн, Кюи, Чайковский, братья Ауэры и Менгэр (знаменитое трио Чайковского), Баттистини, Девойд, Котони, Лассаль, Маркони, чета Фигнеров, Мержвинский, сестры Панаевы, Славина, Фриде, Яковлев; драматические актеры Варламов, Горбунов, Давыдов, Сазонов, Люсьен Гитри, Лина Мэнт; юристы Андреевский, Герард, Кони, Нечаев, Утин, князь Урусов; ученые Костомаров, Миклухо-Маклай, изобретатель первой подводной лодки Джевецкий; писатели Апухтин, Боборыкин, Величко, Гончаров, Григорович, Полонский и другие известные фамилии.

Представители старых родов, потомки тех же бояр, ловко и красиво облачались в парчовые и бархатные одежды, подобные этому праздничному костюму.

Праздничный костюм молодой замужней женщины. Русские. Костромская губерния, г. Галич. XIX век
В домашнем театре Маковских в костюмах и декорациях ставились оперы и оперетты. В спектаклях были заняты хозяева, их друзья и профессиональные артисты. Например, в «Цыганских песнях» на сюжет Апухтина пели хозяйка дома, сестры Панаевы, юная Тилли Нувель, кавалергард Стахович, будущий артист МХАТа, красавица В. Афросимова, будущая княгиня Оболенская.

В период, когда Маковский работал над большими полотнами из древнерусского быта, он имел обыкновение для вдохновения осуществлять постановку «живых картин», как бы репетирующих композицию будущей картины. Маковский слыл блестящим организатором подобных зрелищ. В качестве бутафорского реквизита использовались вещи из его коллекции.

Известия о постановках «живых картин» у Маковских мгновенно разносились по Петербургу. Великие князья нередко обращались с просьбой повторить постановки в их дворцах, а живая картина «Боярский пир» и «Аида» были повторены в особняке А.Н. Нарышкиной для государя.

На основе одной из таких «живых картин» появился один из лучших шедевров Маковского – «Боярский свадебный пир XVII века», пользовавший головокружительным успехом в 1883 году на Всемирной выставке в Антверпене, и удостоенный самой высокой награды — Большой золотой медали. Орденом короля Леопольда был награжден и сам художник. При работе над этой картиной художнику позировали жена (именно ее лицо у невесты), ее сестра Екатерина, подруга Юлии Павловны В. Афросимова и старший сын Сергей.

Современники, отмечая высокое живописное мастерство художника в изображении картинных аксессуаров, поэтическое видение мира, одновременно подчеркивали их документальную достоверность: «В историческом отношении картина эта верна с истиною до мельчайших деталей, составлявших, по-видимому, немалую заботу художника. На поставце — серебро снято со старинных образцов коллекции графа Строганова. Костюмы, парчи, скатерть, брачная свеча — все это исторически верно. Все аксессуары сделаны удивительно… К.Е.Маковский в этой картине дал вполне волю проявлению своего чувства и, в то же время, не пропустил интересных подробностей — ни костюмов, ни характерных особенностей тогдашней боярской обстановки…»

27 ноября 2007 г. работа Константина Маковского "Из быта русских бояр конца XVII века" ушла на первых специализированных вечерних торгах Лондонского аукционного дома Сотбис (Sotheby's) к некоему российскому коллекционеру за 2 миллиона.

К началу ХХ века за Маковским прочно закрепился статус крупнейшего коллекционера. Он начинал свою собирательскую деятельность как художник, увлеченный красотой предметного мира, а заканчивал — как знаток и крупный специалист в области русской старины, стремившийся сберечь художественное достояние России. Долгое время занимаясь собирательством, общаясь с крупными историками и коллекционерами, он приобрел обширные познания в этой области. Поэтому не случайно в 1915 году, когда, как писали газеты «вопрос о русской старине был поставлен особенно остро и с любовью исследуется», художник становится членом Общества возрождения художественной Руси, важнейший задачей которого было изучение, сохранение и пропаганда русской старины.

Маковский не без основания гордился своим собранием. Он с удовольствием, как некогда его отец Егор Иванович, показывал свою коллекцию, вещи предоставлял на выставки. Одной из последних была «Выставка церковной старины», устроенная Музеем при Училище технического рисования барона Штиглица весной 1915 года. И вряд ли он мог даже представить, что коллекция, собиравшаяся с любовью в течение более полувека, занимавшая столь важное место в его жизни и искусстве и сама по себе уже ставшая отражением целой эпохи в русской культуре, совсем скоро будет пущена с публичных торгов.

Дальнейшая судьба коллекции Маковского — новый этап в истории ее бытования. В начале марта 1916 года в Петроградских газетах появились объявления о «богатом» аукционе «имущества, оставшегося после смерти знаменитого художника и коллекционера профессора Императорской академии художеств Константина Георгиевича Маковского». Прошло всего полгода как художника не стало в результате трагического случая. Сбитый уличной пролеткой на одной из улиц Петроградской стороны, он получил тяжелую травму головы, от которой 17 сентября 1915 года скончался.

На торги, наряду с кистями, этюдниками и даже «носильными вещами», выставлялось «богатое собрание русских художественных вещей, состоящих из бриллиантов, жемчуга, золота, бронзы, фарфора… картин старой голландской, итальянской и французской школ, а также 15 картин проф. Маковского и 10 картин Николая Маковского. Мебель старая маркетри и Людовика ХVI, гарнитур, покрытый старым гобеленом… Трон персидский, усыпанный бирюзой, витрины, шкафы, голландские и французские Vernie Martin, коллекции русских ларцов с резьбой по кости, всевозможные старинные серебряные бокалы, кубки, кружки и прочие старинные медные ковши… Собрание очень ценных и редких бриллиантов, имеющих историческое значение… работы Лялик, Бушерон, Хортог, Ляклеш, Фаберже, Булона и др. Коллекции русских кокошников и головных уборов. Всевозможные старинные парчовые и шелковые боярские костюмы, ширмы… ландо, коляска, карета, пролетка, сани, черная медвежья полость и сбруя». В каталоге, сопровождавшем аукцион, перечислено 1100 предметов.

Аукцион проходил в известной галерее П.Д.Ауэра (Вознесенский пр., д.18) вблизи Мариинского дворца. Торги, начавшиеся 14 марта 1916 года и длившиеся 11 дней, собрали коллекционеров, антикваров и музейщиков не только из Петрограда, Москвы, других городов России, но и иностранцев. Почти все столичные периодические издания откликнулись на это событие. Многие из изданий вели хронику работы аукциона, представляя читателям довольно подробные отчеты о том, что происходило в каждый очередной день его работы. Нередко сообщения содержат довольно детальные описания наиболее значительных экспонатов коллекции, информацию о ценах и в некоторых случаях — сведения об их новых владельцах.

Аукцион привлек внимание крупнейших российских музеев. Столичным музеям — Русскому музею Императора Александра III, Эрмитажу и Музею Училища технического рисования барона Штиглица было предоставлено право отбирать вещи для пополнения своих собраний еще до начала аукциона. Затем подключились московские музеи. Несмотря на то что право первого приобретения принадлежало петербургскими музеям, в некоторых случаях москвичи опережали их, и по этому поводу местные газеты жаловались: «…представители московских антикварных фирм и музеев специально приехали на аукцион для скупки старинного серебра, кубков, икон, платьев, еще не проданных Петроградским музеям. Все эти вещи уходят в Москву. Почти за бесценок куплен москвичами подлинный костюм шута XVII века. ….Кубки, ковши, бокалы и чарки переходят в руки видных московских коллекционеров».

Коллекция была выгодно продана. Вдова художника выручила за нее более полумиллиона рублей. Она купила имение «одной высокопоставленной особы» за 350 тысяч рублей, где «намеревается построить фамильный склеп, куда перенесет прах супруга из Александро-Невской лавры». В то же время в результате распродажи распался некий образ, своеобразный духовный портрет художника, составленный из мира его любимых вещей. Собрание, которое сыграло столь важную роль в формировании исторической живописи Маковского и которое опосредованно укрепляло чувство национального своеобразия, интерес современников к отечественным древностям, — было распылено.

Лишь небольшие фрагменты коллекции Маковского оказались в музеях. Ряд предметов приобрел Русский музей Императора Александра III. Они поступили в собрание Этнографического отдела (ныне Российский этнографический музей). Сюда попали разнохарактерные экспонаты: русская деревянная мебель, кованые и костяные ларцы, подсвечники, детали парадного женского костюма, пряничные доски, медная и деревянная посуда. Именно их мы узнаем в полотнах художника. Всего по списку, хранящемуся в Русском отделе музея, в его собрание с аукциона поступило более 20 вещей. Лучшие из них занимают постоянное место в экспозиции Этнографического музея.

Значительная часть предметов из коллекции Маковского сосредоточилась в музее Училища барона Штиглица, которая пополнялась и до аукциона еще от самого художника, и после него, от его вдовы. В журнале приобретений музея, в протоколе заседания от 29 марта 1915 года, перечислены вещи, поступившие непосредственно от художника.
Среди них шесть вышивок золотом и шелком для рубашек, вышитое полотенце, четыре вышитые нашивки для рукавов и другие предметы. В апреле 1916 года в журнале приобретений зафиксировано, что вдова художника продала музею несколько вещей: кокошники, куски персидской ткани и вышивки, две шитые полосы по бархату, жемчужные серьги, чепец, пуговицы и старинное кресло.

В связи с реорганизацией музея в начале 1920-х годов они вместе с другими экспонатами были переданы в Эрмитаж. Какая-то их часть там и осталась, что-то впоследствии было передано в периферийные музеи, что-то было продано через антикварные магазины. Проследить судьбу этих вещей теперь практически невозможно.

Между тем эрмитажное собрание и позже пополнялось предметами из коллекции Маковского, которые еще оставались у потомков художника, и в дальнейшем уже от них теми или иными путями попадали в государственные музеи. Так, в результате реквизиции, проведенной в 1919 году, попали в Эрмитаж семь ценных гобеленов, которые художник еще при жизни подарил своей дочери Ольге Константиновне (в замужестве Агабабовой).

Литература:

1. Большакова Н. Константин Маковский — коллекционер // Наше наследие». — 2005. — № 75–76.
2. Ромашечкина Н.Н. «Юлия Павловна Маковская: жена, мать и муза»
3. Т. В. Лебедева «Сергей Маковский. Страницы жизни и творчества»

P.S.

Прочитала я статью о коллекции Маковского и обидно мне до слёз, что исчезло такое бесценное собрание :=((
По картинам К. Маковского можно обучать бисерному искусству!

Решила поделиться с вами!
Статью пыталась сократить как могла, всё равно получилось длинно, хочется верить, что интересно :=))

"Постить" доооооолго не буду!
Я была одна-одинёшинька 3 недели, вот и "отвела душеньку" :=))



Комментарии

Прочитала и посмотрела с превеликим удовольствием! влюбилась Спасибо большое! спасибо спасибо спасибо

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~
Если трудности пугают - напугай их сам, а еще лучше - посмейся над ними! (Е.В. Петрова)

Очень интересно! Читала с удивлением! улыбка

реверанс

читаю читаю читаю улыбка спасибо спасибо спасибо

С П А С И Б О !!!

Светлана, большое спасибо за такой интересный рассказ. читаю



Спасибо, что прочитали, девочки!
И спасибо вам за "спасибо"! :=)) роза роза роза

Очень понравилось. Когда смотрела видео, мурашки по коже бежали. Восхитительно!!!!!! роза

Спасибо, Света роза роза роза ! Обожаю Маковского! Замечательно интересный материал! Даже страшно подумать, сколько нашего родного и бесценного уплыло за границу или попросту исчезло/уничтожено, благодаря бездарной и бездушной политике большевиков. Да и в новое время не лучше....Я писала об одном из коллекционеров (Владимире Ашике), чья семья на протяжении 3 поколений собирала предметы искусства, включая антики юга России! Богатейшую коллекцию (порядка 20 тыс. единиц хранения) отказались принять Русский музей и Эрмитаж только потому, что Ашик чем-то дополнительно обусловливал дарение (уже точно не помню, то ли имя его указывать, то ли еще что-то, но совсем не драконовское)! После смерти коллекционера и его жены было даже заведено уголовное дело, т.к. квартира была попросту разграблена (друзья вспоминают, что В.Ашик грустно шутил: "Вот умру, и все дворники растащат..."). Собственно, так и произошло!!!!

Эх!
А еще кольнуло сердце, когда прочитала об "Обществе возрождения художественной Руси"! Ох, как пора, по-моему, снова такое создавать улыбка!

Юля,
Полностью согласна с Вами!
Нужно нам новое "Общество возрождения художественной Руси"!
Пойду теперь к Вам в гости, почитаю о коллекционере Владимире Ашике :=)) роза

Очень интересно! класс

Светлана, большое спасибо. Очень интересно!

роза спасибо Светлана,огромное спасибо!Получила большое удовольствие!

Огромное спасибо!!! читаю роза роза роза

Девочки, я рада таким гостям как вы!
Спасибо! роза роза роза

Светочка, спасибо!!! реверанс Получила огромное удовольствие от просмотра и интересного матриала!!
Мой альбом на бисер.info
Мои небисерные увлечения

спасибо Прочитала настоящим интересом спасибо спасибо улыбка

Огромное спасибо за Вашу статью и чудесную подборку иллюстраций, занесла в закладки, позже еще не раз буду рассматривать, и перечитывать. Давным-давно не было возможности побывать в музеях, живу в маленьком городе и очень давно не была в "культурных центрах", такие статьи помогают вспомнить, что есть такие прекрасные художники.
Еще раз спасибо. роза
http://biser.info/albom/28990

я посмотрела и подумала если сейчас такие красивые костюмы создавать то придеться постараться чтобы они вписывались в общество,значит юбку придеться делать не короткую и не длинную а головной убор как?как шапочку что ли?,в любом случае наверно получиться как у модельеров слишком богато украшено и скороей подойдет для подиума чем для улицы,а если и для улицы то скорей для праздникак какого нибудь,но в любом случае было бы интересно увидеть идею,жаль рисовать не умею